• Епископ Выборгский и Приозерский Игнатий возглавил торжества
    престольного праздника вТоксово

    Подробнее»
  • Преосвященнейший Игнатий совершил Литургию
    праздника Казанской иконы в Коробицыно

    Подробнее»
  • В Рославльской епархии
    прошли Дни 625-летия Коневского монастыря

    Подробнее»
  • Епископ Выборгский и Приозерский Игнатий совершил Литургию
    престольного праздника в Покровском храме п.Советский

    Подробнее»
  • Год юбилейных торжеств 625-летия Коневской обители
    продолжился торжествами престольного праздника Рождества Пресвятой Богородицы

    Подробнее»
  • 625-летний юбилей
    Коневского Рождество-Богородичного монастыря

    Сайт обители»
  • Состоялись ключевые события торжеств
    в честь 125-летнего юбилея Выборгской епархии

    Подробнее»
  • Храмы и духовенство
    Выборгской епархии

    Подробнее»
  • Материалы о Выборгской епархии

    Подробнее»

Прот. Артемий Литвинов. "Несколько слов в защиту комикса"

Прот. Артемий Литвинов. "Несколько слов в защиту комикса"Руководитель Отедла по делам молодежи Выборгской епархии, автор сценария к иллюстрированному пособию для молодежи "Техника духовной безопасности". Несколько слов в защиту комикса.

Комикс – это рассказ в картинках, но не картинки к рассказу, повествование картинками. Одну из важнейших особенностей этого вида искусства многие видят в его особом свойстве – схватывать время.
И Лихачев , и Лотман, и Флоренский говорили о разделении искусств на «пространственные» и «временные». Словесные искусства относили к временным, а живопись – к пространственным. Поэтому комикс, совмещающий в себе эти разнородные искусства, как бы стремится преодолеть время за счет своей фрагментарности.
Некоторые современные исследователи комикса говорят об особом – пунктирном времени, которое пытается преодолеть разрыв между пространственными и временными искусствами. Комикс представляет собой определенный пунктир; каждый эпизод его рассказа, относительно локализован, целостен, но при этом сюжетно связан с предыдущим и последующим. Находясь на периферии «взрослого мира» культуры, примитив, детское сознание более восприимчивы к тому, что переживается "мной и сейчас". Каждая картинка комикса обладает, как говорил Флоренский «толщиной», а разворачивает эту толщину подпись; когда же подписей нет, этот процесс проделывает наше сознание.

Об этом свойстве комикса можно говорить в еще одном ракурсе, если представить в качестве протокомикса клейма житийных икон. Это повествование рассчитано на всеобщее, а не элитарное повествование. Иконные клейма сравнить с комиксом можно лишь поверхностно, в связи с общим для них принципом сокращения повествования.
Это сокращение – вынужденная мера. Икона строится согласно канону, утверждающему символику того или иного образа. Клеймо на иконе очень выразительно, на нем минимальными обозначениями представлен по сути законченный рассказ. Святой находился в центре, в обрамлении своих деяний, каждое такое клеймо было самостоятельным само по себе и одновременно дополняло образ святого. В подобном построении отсутствует то, что есть в тексте – повествовательность и поступательность времени. Нет ощущения временного потока, так как и сам святой, который изображен на иконе и клейма вокруг образа говорят не о жизни, а о житии, т.е. мы имеем дело с вечностью. Время на житийной иконе словно останавливается.

Дмитрий Сергеевич Лихачев говорил о том, что в Древней Руси искусство как бы тяготилось своей молчаливостью, хотело заговорить. Сценки клейм сопровождались лаконичными текстами. Надпись поясняет не прошедшее, а настоящее, то, что видит молящийся перед собой. События в клеймах присутствуют все разом. Слова в иконах это не просто тексты, а суть самих текстов, изречения, которые живут в памяти поколений и уже не отделимы от того или иного персонажа. Если, по мнению Лихачева, слово в иконе как бы останавливает время, то это передается и всей композиции, которая превращается в своего рода «стоп-кадр».

Сопоставление житийных клейм и комиксов делалось неоднократно. Это связано, конечно, не с содержанием, а с особенностью восприятия и тех и других.
Однако наше пособие для молодежи мы все-таки связываем не с историей комикса, а с историей лубка, который от комикса отличается. Он появился в России в 17 веке, гораздо раньше, чем в Америке комикс. Лубок был изначально низким жанром и не претендовал на высоту, тогда как комикс сразу завоевал популярность в мире культуры. Лубок, в свою очередь, обрел уважение только в начале 20 века, когда им заинтересовались авангардные художники и искусствоведы.
У обоих видов есть общее – соседство изображения и надписи, фрагментарность. Но "нутро" - разное, разный смысл и функциональность. Комикс – всегда насмешлив, агрессивен. Он не говорит и не говорил о Страшном суде, грешниках в аду, не прославляет народных героев. Лубок назидателен, он поучает, наставляет. У лубка нет авторов, тогда как авторы комиксов известны. Лубок – чисто национальное явление, он не претендует на мировое господство.

Всеми этими чертами лубок нам близок. Как всегда бывало на Руси: мы брали от разных культур то, что нравилось, и наполняли это нужным содержанием.
И если наша книжка напоминает комикс, то это только правильно подобранная форма для того, чтобы говорить о нашей Русской Православной Церкви с молодежью.
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Новости Выборгской Епархии
© Выборгская епархия Русской Православной Церкви, 2015
По благословлению Преосвященнейшего Игнатия епископа Выборгского и Приозерского
Яндекс.Метрика